ТОТАЛИТАРИЗМ

от позднелатинского totelitas - весь, целый, полный) - антигуманная общественно-политическая система, которая ради определенных целей своих создателей стремится к полному (тотальному) контролю над всей жизнью общества и всеми сторонами жизни каждого индивида. Слово "тоталитарный" (totalitario) впервые было употреблено в Италии в начале 20-х гг. XX в. Дж.Амендола и П.Гобетти при критике Муссолини, утверждавшего однопартийную фашистскую систему. Перехватывая инициативу, Муссолини сам провозгласил тогда своей целью создание "тоталитарного государства" (stato totalitario). Позже в положительном смысле термин "тоталитарное государство" употреблялся нацистскими правителями в Германии. Негативный смысл в понятие "тоталитаризм", "тоталитарное" в 20-е и 30-е гг. вкладывали итальянские и немецкие антифашисты, критиковавшие фашистские порядки. Новая полоса расширяющегося употребления понятия "тоталитаризм", а также производного "тоталитарный" начинается после Второй мировой войны, в условиях "холодной войны" между Западом и Востоком. На этом этапе наряду с прежним употреблением этих понятий они широко применяются для характеристики сталинского Советского Союза, а позже маоистского Китая, Кампучии "красных кхмеров". В большой степени этому способствовали книги Х.Арендт "Происхождение тоталитаризма" (1951 г.) и К.Фридриха и З.Бжезинсного "Тоталитарная диктатура и автократия" (1956 г.), содержавшие как социологическую, так и политологическую характеристику рассматриваемого явления. Многообразие форм и способов реализации тотального контроля над обществом и его гражданами обусловливает большой разброс в раскрытии сути рассматриваемого явления. И все же наиболее существенные черты тоталитаризма таковы. Во-первых, абсолютное (тотальное) господство над обществом и человеком рассматриваемой системы обеспечивается, как правило, сочетанием политического господства с идеологическим порабощением, что проявляется не только в том, что в тоталитарных системах налицо господство определенных идей (идеократия), обосновывающих право подобных режимов на существование, стремящихся цель режима и его организацию сделать единственно возможными для всех. Особенно важно то, что в силу этого в тоталитарных системах всегда господствуют не государственные, а партийные структуры (партия-государство). Соответственно, вся власть сосредоточивается в руках политического лидера харизматического типа, вождя, присоединяющего к своим политическим атрибутам властвования еще суеверное поклонение граждан, что достигается путем сознательного насаждения культа вождя. Вместе с тем идеократический характер тоталитарного режима связан с его идеологической нетерпимостью, с преследованием инакомыслия, что приводит не только к запрещению других партий, но и к подавлению всякого инакомыслия внутри правящей политической организации. Во-вторых, идеократия в условиях тоталитаризма органически связана с монопольным использованием власть имущими средств массовой информации, что позволяет не только господствовать над мыслями граждан, но и обращаться через пропаганду к чувствам граждан, насаждая угодные власти мифы и мифологию, культы и культики, воспитывая население в духе обожествления своих вождей, окружая их ореолом всемогущества и непогрешимости. Широко используемый в этих целях популизм призван внушить гражданам не только то, что поставленная перед обществом цель наилучшим образом отвечает интересам каждого человека, но и то, что стоящие у власти лидеры - наилучшие выразители устремлений и чаяний народа. В-третьих, тотальное подчинение общества и граждан власть имущим закономерно связано с проникновением идейно-политического контроля во все сферы жизнедеятельности человека и общества, что неизбежно ведет к стиранию грани между политическим и социальным, к отрицанию водораздела между государственной властью и обществом, к уничтожению всякой автономии индивида и его жизни, что приводит к поглощению гражданского общества государством. В самом деле, о какой частной жизни индивида, составляющей основу или фундамент гражданского общества, может идти речь, если все аспекты человеческой жизнедеятельности (хозяйственной, общественной, семейной и личностной) оказываются подконтрольными общественно-политическим институтам, государственнопартийным структурам? В тоталитарном обществе человек нигде и никогда не находится у себя caмого, а общество почти никогда и ни в каком аспекте не выступает как гражданское общество, отделенное от государства и существующее отдельно и независимо от него, ибо для существующей в тоталитарном обществе власти нет никаких законодательных или правовых ограничений, закрывающих ей доступ в те или иные сферы общественной или личной жизни: все подконтрольно, а сам контроль тотален. В-четвертых, одно из центральных мест в тоталитарных системах отводится системе насилия, механизму репрессий, призванных обеспечивать и поддерживать контроль власть имущих над всем обществом и его гражданами. Конечно, репрессивные органы, обеспечивающие существование и функционирование тоталитаризма как антигуманной общественно-политической системы, возникают и складываются не в один день и, естественно, отличаются друг от друга не только по своей структуре, но и по своей жестокости. Весьма существенны здесь различия также на разных ступенях истории той или другой системы тоталитаризма. Однако неизменно то, что, где бы ни имел место тоталитарный режим, террор - неотъемлемое средство его внутренней политики, а страх граждан перед произволом, необоснованными репрессиями - один из важнейших гарантов стабильности тоталитарных систем. Хотя перечисленные черты отнюдь не исчерпывают всех признаков тоталитаризма, они все же позволяют уловить наиболее существенное в этой антигуманной системе. Разумеется, в зависимости от конкретной разновидности тоталитаризма, а также ступеней его развития в той или иной стране, в связи с конкретными условиями жизни названные черты или свойства тоталитаризма реализуются с разной полнотой: одни больше, другие меньше; на одних этапах больше внимания уделяется одним из них, на других - другим. Всегда имеются и различия в степени контроля тоталитарным режимом тех или иных сфер общественной жизни. Стремление обеспечить режиму большую выживаемость ведет к ослаблению контроля в тех или иных сферах, что создает условия для возникновения "очагов сопротивления" тоталитаризму. А если еще учесть неспособность тоталитарных режимов к саморазвитию, их слабую адаптацию к изменениям общественных реалий, то станет ясно, что раньше или позже, но неизбежно возникают предпосылки и возможности для разрушения или низвержения тоталитаризма. Слово "тоталитаризм" стало применяться западными социологами после Второй мировой войны. С помощью этого термина делались попытки охарактеризовать правление и Сталина, и Гитлера, а также некоторых их союзников, сателлитов. Появление термина связано с резкими изменениями во внешней политике, наступившими в то время, когда западные союзники тотчас же после разгрома держав оси оказались вовлеченными в ожесточенную холодную войну со своими прежними союзниками. Термин этот нельзя считать удачным, поскольку, представляя собой попытку найти какой-то общий знаменатель для обоих режимов, он не отражал существенных различий в предпосылках, структуре, целях и функционировании этих режимов. При составлении перечня специфических черт, присущих и третьему рейху, и СССР, исследователи столкнулись с тем фактом, что обе системы претерпели изменения... Западные исследователи, по-прежнему используя этот термин, стали говорить о смягченном тоталитаризме, о тоталитаризме нового направления, что уже само по себе показывает, насколько неудовлетворителен сам термин. Тоталитаризму можно дать следующее определение, с которым, пожалуй, согласятся все, кто о нем пишет: тоталитарной политической системой является такая система, в которой вся деятельность людей подчиняется политическим задачам и все человеческие взаимоотношения организуются и планируются. Наблюдая подобные системы со стороны, можно обнаружить некое давление, молчаливую трансформацию или извращение всех убеждений, всех ценностей, всего образа жизни в соответствии с установленными нормами. По существу это сводится к распространению бюрократических принципов организации, принятия решений и контроля на все области человеческой жизни. Здесь конечно, предполагается существование господствующей элиты или иерархии, достаточно могущественной, чтобы провести подобную перестройку всего общества... ...Во всех бюрократических системах основные цели предопределены. Цели устанавливаются теми, кто принимает окончательные решения. Конечно, цели могут быть изменены, и бывают случаи, когда руководители под влиянием острого кризиса или быстрых изменений в обществе оказываются вынужденными решать этот вопрос. И все же бюрократии всех типов в основном исходят из той предпосылки, что глубокое, всестороннее обсуждение целей и интересов излишне и вредно. Именно в этом смысле можно сказать, что бюрократии означают отмирание политики. Однако бюрократии не удается вовсе устранить политику, поскольку люди, как отдельные индивидуумы, так и их сообщества, слишком автономны, а цели самих иерархов слишком противоречивы. Таким образом, идеально функционирующая бюрократия - это мираж. Отсюда проистекают хронические трения между официальными и неофициальными организациями, постоянное несоответствие между постановлениями и их исполнением, между планами и реальной действительностью. Сложность человеческой деятельности ограничивает и делает тщетными все бюрократические законы. Поэтому исследователи "тоталитаризма" вынуждены отмечать, что он никогда не встречается в чистом виде, а всегда является либо целью, либо тенденцией... Те, кто осуждает СССР как абсолютно антигуманную форму правления, часто не видят жестокостей своего собственного политического строя, подобно тому как советские специалисты по общественным отношениям не признают никаких обвинений по адресу их режима. И те, и другие фарисейски утверждают - либо открыто, либо завуалированно - что их система близка к совершенству. Правильнее было бы построить систему ценностей, а затем посмотреть, насколько разные политические системы, включая советскую, соответствуют ей. Такой комплекс критериев должен включать в себя максимально возможное число норм, касающихся свободы, равенства и уважения человеческой личности. Каждый человек мог бы сгруппировать эти нормы в систему мер - создать, так сказать, свою личную утопию - и прикладывать эти меры к различным политическим режимам. Вполне вероятно, что при такой оценке ни один из режимов ни по одному из критериев нельзя будет оценить как лучший. Другим критерием оценки существующих систем являются интересы и цели тех, кто в них живет и действует. При этом необходимо помнить, что цели могут изменяться и что различные группы в обществе могут иметь противоречивые интересы и взгляды... Следует поинтересоваться, насколько хорошей или ненавистной оказывается система, если оценивать ее с точки зрения надежд и чаяний, нужд и опасений рабочих, крестьян и многих других групп, включая самих лидеров правящих партий и привилегированные группы населения.

Смотреть больше слов в «Сравнительной политологии в терминах и понятиях»

УГНЕТЕНИЕ →← СУВЕРЕНИТЕТ

T: 0.087494462 M: 3 D: 3