Сравнительная политология в терминах и понятиях

ДЕМОКРАТИЯ

от греческого demos - народ и kratos - власть) - дословно власть народа или такой тип общественной власти, который обеспечивает выражение и реализацию интересов и воли народных масс. Со времени Английской и Французской революций демократия - это также форма правления, предполагающая равноправное участие всех граждан в управлении делами государства и общества. Есть основания утверждать, что демократия и товарно-денежный обмен являются великими открытиями человечества, которым в общественной жизни в той же мере, в какой приручению огня и изобретению колеса в материальном производстве, суждено было стать могучими орудиями прогресса цивилизации. Демократия - одно из важнейших завоеваний человечества, ибо она представляет собой выработанный и обогащенный в ходе всемирной истории весьма эффективный способ решения жизненных вопросов той или иной общности людей, при этом все члены этой общности обладают возможностью равноправно решать эти вопросы, соблюдая принцип подчинения меньшинства большинству. Круг проявления демократии, ее принципов и норм весьма широк: это и практика всей общественной жизни, и демократизм государства, избирательной системы, демократия внутрипартийной жизни, производственная демократия, наконец, демократия в семье в школе и т. п. Исторически демократия как способ решения жизненных вопросов возникает вместе со становлением человека как мыслящего общественного существа. Проявляясь уже в древнем мире, в рамках родового строя, когда еще не существовало государства и связанной с ним политики и политической жизни, демократия в социально-дифференцированном, классовом обществе и при наличии государства обрела политический характер и подверглась в условиях противоборства антагонистических классов существенной трансформации. С развитием производства, ростом численности населения и возникновением крупных государств стало невозможным непосредственное участие всех членов общества в решении жизненно важных вопросов, что породило наряду с непосредственной и опосредованную - представительную - демократию. Усложнение общественных функций привело к разделению общества на "управляющих" и "управляемых", а реальная возможность каждого решать общие вопросы со временем превратилась в демократическое право, однако его реализация оказалась зависимой от дополнительных условий, а потому стала менее реальной; наконец, классовые антагонизмы, проявившись в сфере демократии, превратили ее в институт, через посредство которого стали осуществляться интересы экономически господствующего класса, в силу чего сама демократия стала одной из форм государства, классового господства. Поэтому, когда речь едет о демократии как эффективном способе решения жизненно важных вопросов в той или иной общности людей, надо видеть разницу, и весьма существенную, между демократией в семье, в коллективе, где вовсе не подразумевается государственная структуpa и связанная с ней политика, и политической демократией в масштабах всего государства, всего современного общества. Хотя демократия как таковая имеет общепризнанные и общезначимые принципы и нормы (равноправие всех перед законом, право каждого участвовать в управлении делами государства и общества, выборность властей, подчинение меньшинства большинству и др.), все же следует разграничивать формальную и реальную, представительную и непосредственную демократию. Главное различие формальной и реальной демократии заключаемся в том, чьи интересы реализуются с помощью данной демократии. Если эта демократия заявляет, что она является народовластием, властью большинства, но фактически посредством присущих ей форм осуществляются интересы не большинства, а меньшинства, то налицо формальная, а не реальная демократия. Примером этого могут служить не только демократии многих государств античного мира - как известно, и римская и греческая демократии были демократиями, исключавшими из своей сферы большую часть населения - рабов, не признававшихся за граждан и не допускавшихся к участию в политической жизни (возможно, здесь лучше говорить об элитной демократии). В значительной мере формальными являются и многочисленные демократии в так называемых капиталистических и социалистических странах: если в первых демократия вовсе не является истинным народовластием, властью большинства, народа, ибо посредством этой демократии господствует имущее эксплуататорское меньшинство, то во вторых под маской демократических вывесок осуществляется господство другого эксплуататорского меньшинства - партийно-государственной номенклатуры. В связи с тем, что весь народ не может быть в правительстве, возникли формы непосредственной и представительной демократии. Главное различие непосредственной и опосредованной (представительной) демократии обусловлено тем, кто реализует власть: caw народ, сами массы или их представители, избранные или так или иначе выдвинутые народом, массами. На протяжении определенного времени считалось, что представительная демократия - единственно реальная форма демократизма в современных условиях, поскольку непосредственная демократия нереализуема. Высмеяв приписываемую социалистам наивную веру в то, что каждая кухарка может управлять государством, делая его тем самым демократическим, многие сегодняшние демократы, не переставая считать себя слугами народа, не верят в то, что вообще возможно истинное народовластие, поскольку при представительной демократии сам народ оказывается отчужденным от власти, "замещенным" своими представителями со всеми вытекающими отсюда опасностями и последствиями для истинного народовластия. В действительности истинное народовластие возможно, но для этого необходимо выполнить по меньшей мере следующее. Во-первых, пока существует государство и необходима представительная демократия, надо сделать так (посредством хорошо продуманной и законодательно оформленной избирательной системы), чтобы действительно сами граждане народ, его подавляющее большинство имели возможность выдвигать своих кандидатов и избирать своих депутатов, мэров, руководителей, президентов и т. п. Во-вторых, важно, чтобы законодательным путем была предусмотрена система постоянного контроля граждан, избирателей за своими выдвиженцами предусматривающая их постоянные встречи, определяющие мeру соответствия осуществляемой политики интересам избирателей, народа. В-третьих, до тех пор, пока сохраняется система представительной демократии, властные функции между народом и управляющей обществом властью должны быть распределены так, чтобы в руках народа всегда оставался "контрольный пакет", т.е. законодательно предусмотренная оперативная система народного волеизъявления, позволяющая быстро узнать мнение народа: за или против он осуществляемой политики, за или против сохранения у власти правительства, всех власть имущих. Именно, нежелание создавать такую, вполне реальную, юридически закрепленную систему, обеспечивающую истинное народовластие, и является причиной заявлений о невозможности истинного народовластия. Что такое демократия? Древние отвечали: строй, при котором власть в руках народа. Такой ответ уже не удовлетворял ни Аристотеля, ни даже Платона, поскольку они проводили черту между демократией, регулируемой законами, и демократией, лишенной таковых, при которой народ, т. е. большинство, находящееся под влиянием демагогов, обладало неограниченной властью. Современная демократия имеет другую природу, нежели демократия античная. Ей можно поставить в вину тиранию общественного мнения, неустойчивость правительства, и то, что называлось когда-то дворцовыми интригами. Но, по крайней мере ее не назовешь режимом беззакония. Суверенитет народа осуществляется здесь лишь в рамках, строго ограниченных конституцией. Не только размеры страны и количество граждан делают невозможным волеизъявление народа как единого целого, но и из современных представлений о свободе следует, что каждый имеет право высказать свое мнение, не подвергаясь опасности со стороны какой-нибудь группы, без нажима или угрозы со стороны существующей власти. Условия осуществления политических прав, в том числе формирования представительных органов или правительства, далеки от того, чтобы реформировать значение демократического режима. Серьезный предрассудок заставляет выделить сферу политики из так называемой социальной реальности или общественной системы. Между тем необходимо заметить, что независимо от того, ограничена власть или нет, отдалена она от тех, кто ее осуществляет, или нет, она оказывает влияние на весь комплекс общественных отношений и на сам образ общества. Считать, что общественная система раскрывается в инфраструктуре, состоящей из способа производства, а также что политическая организация - это лишь элемент надстройки, созданной для подтверждения могущества обладателей средств производства, - значит забывать о том, что поведение классов, групп, индивидуумов зависит от их принадлежности ко всему комплексу, управляемому политическими принципами, забывать о том, что у них здесь есть условия для свободного выражения интересов и мнений, условия для свободного объединения, информации, формулировки новых прав или, напротив, что они сталкиваются здесь с многочисленными барьерами, препятствующими любым изменениям существующего порядка. С другой стороны, верить под влиянием императивов современной науки, что данный общественный строй можно понять только при условии вычленения каждого предмета познания и четкого разграничения политики, экономики и юриспруденции, религии, этики, эстетики и науки, - значит отвергнуть первоначальный опыт, который один придает смысл различию видов деятельности, отношений и представлений в общественной жизни. Современная демократия немыслима, если в ней не признается политическая форма общества. Мы хотим сказать этим, что она предполагает воплощение человеческих контактов, отношений между людьми и миром и одновременно стремится утвердить целый ряд принципов, которые дают уверенность в законности отделения реального от воображаемого, справедливости от несправедливости, добра от зла, правды от лжи, допустимого от запретного. Если способ управления обществом освещает нам его конституцию (в широком смысле слова), это не значит, что общественные отношения сводятся в конечном счете к отношениям власти, скорее, это означает, что власть имеет символический характер, открывающийся по ту сторону ее могущества. При внимательном рассмотрении можно прийти к заключению, что современная демократия - единственный строй, при котором этот символический характер молчаливо признается. Повсюду, где власть принадлежит одному человеку, группе или касте (несмотря на отличие монархии старого режима от современного тоталитаризма), принцип закона и принцип знания общественного порядка, а также мирового порядка сконцентрированы на одном полюсе. Современная же демократия, напротив, разрушив теолого-политическую формацию монархии старого режима, привела к изменениям, последствия которых многочисленны и существенны. Как только власть перестала олицетворяться с личностью правителя ("князя" Макиавелли), она стала впервые означать пустое пространство. Одновременно с этим общество перестало восприниматься как нечто материальное, как тело. Возникла новая политическая логика. Деятельность правительства и представительных органов периодически оспаривается на принципах состязательности. Такое осуществление общественного авторитета регулируется правилами соревнования, условия которого постоянно охраняются от нарушений. Это обусловливается существованием множества партий, призванных обобщать и оформлять в течения различные взгляды. Таким образом, противоборство обретает кoнcтитуционную форму. Одновременно с этим, устройство политической сцены, где сталкиваются различные действующие лица, влечет за собой разделение как составляющую часть единства общества. Иными словами, узаконивание чисто политического конфликта подразумевает узаконивание противоборства во всем обществе. Хотя образ общества и далек от того, чтобы его представляли единым. Отказ от предполагаемых естественных критериев социальных различий влечет за собой возникновение идей Народа, Нации, Государства как всеобщих понятий, к которым одинаково причастны все группы и индивидуумы. Тем не менее ни Народ, ни Нация не обладают трансцендентностью, которая некогда им приписывалась. Их определение остается предметом политического, исторического и социологического спора. Что касается самой власти, хотя она и основывается на всеобщем избирательном праве, это не означает, что ее суть сводится к результату случайного выбора в каждом отдельном случае и что она проецируется на общество; она продолжает оставаться тем полюсом, которому общество соответствует и благодаря которому оно демонстрирует свою сплоченность и преемственность во времени. В качестве пустого пространства власть подает признаки отклонения от общества по отношению к самой себе, т.е. отклонения между ее внутренним и внешним проявлениями: именно здесь раскрывается ее символический характер. С другой стороны, неспособность властей предержащих объединить в себе добродетели высшей мудрости и справедливости влечет за собой упрощение структуры власти, права и познания. Принцип автономии права и познания находит признание. Так же как осуществление власти рассматривается в своем временном воспроизводстве, право рассматривается в своем становлении (о чем свидетельствует история прав человека), причем мы никогда не можем убедиться, на чем оно зиждется: все вращается вокруг извечного спора о законности того, что было установлено и что должно быть установлено. Точно так же перед знанием открывается неопределенное пространство, ускользающее от любого определения истины. По рассмотрению выше изложенных преобразований можно прийти к следующему выводу: демократия - это область беспрецедентных экспериментов, где исчезают последние вехи уверенности. Такой вывод отнюдь не содержит апологетики релятивизму. Возникновение общественного пространства вследствие создания гражданского общества, свободного от непосредственного государственного контроля, есть гарантия того, что никто не является великим учителем или верховным судьей и что, по крайней мере в принципе, истина и справедливость всегда будут ставкой в борьбе.Безусловно, манипуляции общественным мнением со стороны тех, кто обладает могуществом, так же как конформизм большинства, профессионализация политиков, рост бюрократии, право которой на регламентацию основывается на разложении ранее существовавших связей личной зависимости, - все это ведет к краху логики демократии. Однако, стоит начать с признания ее плодотворности.
Ещё