Сравнительная политология в терминах и понятиях

ПЛЮРАЛИЗМ

от латинского pluralis - множественный) - политологический термин, означающий многообразие интересов, взглядов, позиции, партий, общественных сил, открыто проявляющихся в западной плюралистической демократии. Наиболее существенны: плюрализм мнений (идейный плюрализм) и политический плюрализм, связанные друг с другом, но отнюдь не тождественные. Плюрализм мнений, свобода мысли, право на инакомыслие - все это почти одинаковые обозначения одного из важнейших, а вместе с тем элементарнейшего права или свободы современного человека - права мыслить так, как считаешь нужным, свободно судить обо всем, с чем тебя сталкивает жизнь. Для граждан демлкратического общества (идет ли речь о Западе или Востоке), давно располагающих этим правом, здесь нет особой проблемы. Иначе обстоит дело с нашими гражданами. На протяжении многих десятилетий они были лишены или почти лишены этого права. Стоявшая у кормила власти партийно-государственная бюрократия, опасаясь за свою еще при И.Сталине узурпированную у рабочего класса, трудящихся власть, боялась и инакомыслия, и политического плюрализма. Не очень-то разбираясь в их отличиях, номенклатура чутьем понимала, что любой плюрализм - будь то идейный или политический - угрожает ее монополии на узурпированную власть. Ведь без идейного плюрализма нельзя было даже поставить вопрос: кому же власть принадлежит и принадлежит ли она народу? А без политического плюрализма нельзя вести борьбу за возвращение этой власти народу. Принцип номенклатуры: "Чем меньше своих мнений, тем больше единомышленников". Бюрократия и ее идеологи создали целые тома псевдоаргументов, начиная от "безыдейности и идеологического капитулянтства" и кончая "политической надклассовостью и всеядностью", чтобы, размахивая этими красными тряпками, заклеймить и запретить идейный и политический плюрализм как опаснейшее "антисоциалистическое изобретение буржуазии", как нечто чуждое научной определенности. Если увязывать плюрализм как многообразие с политической и идеологической жизнью общества, то нужно сказать, что кроме самого понятия нет плюрализма вообще, а есть конфетный плюрализм, будь то сфера идей, мнений или сфера интересов, политики. Идейный плюрализм или плюрализм мнений - это вечная, естественная форма человеческого разномыслия, без которой невозможно само поступательное развитие человечества. В каждой области и в любой сфере каждый человек, будучи посвоему уникальным, обладает своим уровнем знаний и неповторимым опытом, у людей не одинаковы и умственные способности, а потому в каждый данный момент каждый имеет свое мнение, свое суждение по тому или иному вопросу, отличающееся всем или чем-то от мнения других. Это естественное инакомыслие, и его результаты - величайшее достояние человечества, его повседневный мыслительный фонд, неисчерпаемый резервуар знаний. Политический плюрализм - продукт социальноразделенного общества, его политических отношений, условие его прогресса. Суть данного феномена заключается в объективной обусловленности различия интересов разных социальных групп, классов, слоев, а следовательно, в многообразии этих интересов и форм их выражения в политической сфере. Плюрализм интересов в классовом обществе неустраним, если даже по тем или иным причинам субъективного рода различие интересов игнорируется и не допускаются никакие официальные, законом признанные формы их выражения и защиты. Тот и другой плюрализм различаются между собой как по времени и условиям своего существования, так и предметно, имеют своим содержанием разные элементы общественной жизни, ее различные аспекты. Но есть разница не только эта, но и государственно-правовая. Идейный плюрализм как личное достояние юридически неподсуден в правовом государстве. Сегодня ни в одном цивилизованном обществе не судят и не наказывают за разномыслие, за мнение, не совпадающее с официальным, т.е. за инакомыслие. Такое мнение - дело убеждений каждого, его личное достояние, которое не может быть подвергнуто запрету или насильственному изменению. Именно этого элементарного демократического принципа никогда не понимала и не признавала партийно-государственная бюрократия, старавшаяся распространить свою власть даже на мысли людей. Так было и при И Сталине, и при Н.Хрущеве, и при Л. Брежневе, и при К.Черненко, хотя меры на разных этапах бюрократы применяли разные. В отличие от различия мнений политический плюрализм как различие интересов и форм их выражения и защиты не всегда неподсуден. Сегодня любое цивилизованное государство, защищающее избранную его гражданами форму человеческого общежития, прибегает к мерам и действиям по защите от распада, насильственного разрушения избранных, конституционно закрепленных общественнополитических форм, наказывает тех, кто нарушает закон. А это случается там и тогда, где и когда инакомыслие и разномыслие сопровождаются действиями или превращаются в действия, противоречащие закону. Если, например, политический плюрализм как объективно обусловленная разность интересов и политических позиций организационно оформляется и реально выражается, и данный процесс связан с неразрешенными организациями и неконституционными действиями, то он преследуется по закону (в этом незаконном своем выражении). Нельзя отрицать прямую связь между идеологическим и политическим плюрализмом. Ведь несовпадающие интересы порождают наиболее острые идейные споры и идеологическое разномыслие, а оно, в свою очередь, ведет к политическому плюрализму, стремящемуся соответствующим образом оформиться, выразиться, реализоваться. И тем не менее существует тонкая грань, отделяющая одно от другого, разрешенное от недопустимого, законное от подсудного, чего иные руководители не замечают, а то и не понимают. Не видеть этой грани недопустимо. Жизнь идет вперед, культура общая и политическая растет, а вместе с ней вчерашние "забитые" граждане сегодня становятся политическими активистами и лидерами, чутко улавливающими то, что еще недавно казалось незаметным, что в условиях политизации общества и наэлектризованности граждан приводит к тому, что граждане остро реагируют на любой недемократизм, на всякую несправедливость. Все это говорит о том, что, чем живее, многообразнее, плюралистичнее политическая жизнь общества, тем острее она требует от власть имущих обдуманных, взвешенных реакций и на многообразие мнений, и на политический плюрализм, все больше находящий выражение в своей развитой форме - многопартийности. Плюрализм. Другая школа политологов - плюралисты - утверждает, что правление в Америке осуществляется не единой элитной группой, а несколькими, то есть множеством таких специализированных и конкурирующих между собой групп. Причисление к этим влиятельным группировкам зависит от течения времени и складывающихся обстоятельств. Оппозиционные деловые круги и руководители союзов, например, могут объединяться для совместной поддержки высоких пошлин на иностранные товары, но противостоять друг другу в вопросе о контроле над заработной платой и вовсе не принимать участия в спорах, относительно обеспечения школ автобусным транспортом. Конкуренция между несколькими группами не позволяет другим лицам или группировкам добиться контроля над политической системой. Плюралисты считают, что политические решения являются результатом торга и конкуренции между группами. В соответствии с этим взглядом правительство выполняет роль арбитра, следя за тем, чтобы группы с различными интересами соблюдали "правила игры". Роберт Даль, среди прочих, утверждает, что такая плюралистическая система является истинно демократической в том смысле, что отдельные личности и меньшинства имеют возможность оказывать влияние на принятие решений посредством участия в выборах и заинтересованных группировках. Ни один общественный деятель не может позволить себе игнорировать своих избирателей. Если люди, имеющие свою определенную позицию по какому-либо конфетному вопросу, объединяются в группу и открыто заявляют о своем мнении, и если их точка зрения будет считаться законной большинством избирателей, их представители в органах власти непременно отреагируют. В американской политической системе, пишет Даль, "все активные и законные группы населения могут заставить услышать себя на определенном, решающем этапе принятия решения". Таким образом, плюралисты полагают, что правление в Америке осуществляется множеством групп, контролирующих друг друга в процессе открытой конкуренции. Кто правит Америкой? Ни сторонники элитизма, ни плюралисты не согласны с традиционным изображением Америки, как популистской демократии, которой управляет простой человек. Сторонники обоих направлений сходятся во мнениях в том, что политические решения принимаются не средним американцем, а небольшой группой людей, как правило, достаточно обеспеченных и имеющих хорошее образование и связи. Однако сторонники элитизма и плюралисты резко расходятся в вопросе относительно сплоченности элиты и участия народа в выборах и заинтересованных группировках. Элитисты считают, что "люди наверху" работают сообща, а выборы и заинтересованные группы имеют, по большей части символический характер. Плюралисты же доказывают, что те, кто стоит у власти, сильно соперничают между собой и что проведение выборов и наличие заинтересованных групп дает представителю среднего класса возможность доступа в систему. Плюралисты часто приводят в пример Новый курс как свидетельство того, что люди могут оказывать влияние на правительство. Сторонники элитизма с ними не соглашаются. Сам Рузвельт был выходцем из высших слоев общества. Он увидел, что "крутой индивидуализм" капиталистов раннего периода потерпел неудачу в годы Великой депрессии, и осознал, что элита смогла бы в большей степени отражать мнение всего общества, если бы она заняла его правящую позицию. Новый курс основывался на усилении действия принципа "положение обязывает", и связанные с ним новые подходы привели непосредственно к более активному участию Америки в международных делах в качестве оплота демократии и опосредованно - к росту военной силы. Сторонники плюрализма настаивают на том, что определенные группы людей все же могут оказывать влияние на деятельность правительства и корпораций. Если президент или мэр Мназначит в правительственное учреждение скомпрометировавших себя деятелей, то на выборах избиратели проголосуют против него. Точно так же люди могут отказаться покупать автомобили, не соответствующие требованиям безопасности, или различными способами поддерживать лоббистские группировки в конгрессе. Сторонники элитизма считают, что общественное давление - посредством участия в выборах или воздействия на определенные заинтересованные круги - практически не оказывает влияния на тех, кто находится у власти. Плюралистическая точка зрения. Плюралистический взгляд на Америку большей частью основан на понимании демократии Мэдисоном. Мэдисон считал, что власть развращает людей и что государственные чиновники склонны к узурпированию власти, если не существует определенной системы ограничения их полномочий. "Одна амбиция должна нейтрализовать другую амбицию",- писал Мэдисон. Разработанная им и его последователями конституционная система разделения законодательной исполнительной и судебной властей предназначена для ограничения власти отдельных лиц и их возможностей действовать в угоду тем, чьи интересы они представляют. Мэдисон также считал, что классовый конфликт в обществе неизбежен и что он обладает потенциальной разрушительной силой: "Собственники и неимущие всегда будут образовывать в обществе группы с определенными интересами". В любой момент неимущее большинство может восстать, угрожая таким образом имущему меньшинству. Посредством довольно сложных доказательств Мэдисон пришел к выводу о том, что для того, чтобы защитить меньшинство, необходимо распространить избирательное право на все население страны. Несхожесть слоев американского общества, считал он, не позволит большинству узурпировать власть. "Привлеките народ к более активному участию в политической жизни, и вы получите большее количество политических партий и интересов; при этом значительно снижается возможность того, что у большинства населения появится общее побуждение ущемлять права других граждан, если же такое побуждение все-таки возникнет, то те, кого оно объединяет, не почувствуют свою сипу и не смогут действовать в согласии друг с другом". Роберт Даль в своей книге "Введение в теорию демократии" утверждает, что Америка действительно держится на системе сдержек и противовесов, хотя происходит это не совсем так, как предсказывал Мэдисон. Создатели Конституции предполагали, что палата представителей будет органом, выражающим волю народа, органом радикального, популистского мышления и что право президента накладывать вето будет ограничивать полномочия палаты представителей. Согласно Далю, на самом деле все наоборот. Президент определяет политический курс страны, он создает новые законы, а также выступает в качестве представителя национального большинства, в то время, как деятельность Конгресса все больше напоминает вето на решения президента - вето, которое накладывается, чтобы защитить интересы тех групп, чьи привилегии ставятся под угрозу курсом, проводимым президентом. Децентрализованная власть. Плюралисты считают, что существуют веские доказательства того, что между влиятельными лицами и группами существуют серьезные разногласия и даже конкуренция, причем это в равной степени касается и правительства, и частного сектора экономики. Конгресс иногда отвергает предложенные президентом кандидатуры на высшие правительственные должности и некоторые его законодательные проекты. Отчетность перед избирателями. Плюралисты категорически отвергают мысль о том, что выборы являются просто "символическим действием". Все избранные служащие должны периодически встречаться со своими избирателями, что оказывает реальное влияние как на их политические решения, так и на их личное поведение в своем учреждении. Даль пишет: "Принимая решения в отношении одобрения или отклонения политического курса, выбранные чиновники постоянно помнят о реальном или воображаемом предпочтении, отданном им их избирателями". Почему многие американцы столь апатичны? В соответствии со взглядами плюралистов, отказ от голосования, прежде всего, является выражением "молчаливого согласия", а не признаком разочарования в политической системе. И хотя некоторым незначительным группам людей могли воспрепятствовать отдать голоса, все же большинство тех, кто отказывается голосовать, просто в большей степени заняты своими домашними, семейными и служебными делами, чем политикой. И только когда создается угроза их благополучию (например, безработица), политически пассивные граждане образуют заинтересованные группы и приходят голосовать; в противном случае они оставляют принятие решений на усмотрение экспертов. Таким образом, выборы можно определить как сочетание выражения воли заинтересованного меньшинства и молчаливого согласия большинства. Голосующие и неголосующие граждане оказывают влияние на тех, от кого зависит принятие политических решений, даже если они не имеют над ними непосредственного контроля.
Ещё